Судебная психология

0
500

Человек, даже впервые находящийся в зале судебного заседания, сразу же замечает ту напряженную психологическую борьбу, которая буквально пронизывает весь судебный процесс: вопросы судей, показания потерпевших, свидетелей, подсудимых, выяснение судом мельчайших обстоятельств дела, знакомство с характеристиками подсудимых, их биографиями, речи прокурора и защитника.

И мало кто знает, что тонкое психологическое исследование личности обвиняемого началось уже давно — с первого дня следствия. Да, еще тогда началось изучение этого человека — его мировоззрения. убеждений, скрытых черт характера, его переживаний, мыслей, побуждений.

Народная мудрость метко охарактеризовала сложность проникновения и внутренний мир людей: «Чужая душа — потемки». И если давно существует общая психология, которая пытается проникнуть в сложный и загадочный внутренний мир человека, изучить закономерности и механизмы его душевной деятельности, то относительно недавно появилась судебная психология. Она занимается изучением психической деятельности людей в тех областях общественных отношений, которые регулируются правом. Именно здесь психологические закономерности проявляются с такой стороны, которую невозможно встретить в других жизненных ситуациях.

Почему человек совершил преступление? Что лежит в основе антиобщественного поведения? Какие меры по предупреждению преступлений будут наиболее эффективны? Как воздействует на психику отдельного человека показания?

Все это — лишь часть вопросов, которыми занимаются судебные психологи.

Каждый следователь, прокурор, судья в процессе работы неизбежно использует данные психологии. Естественно, немаловажную роль играет личный опыт, знание жизни и людей — без этого не проведешь во всей полноте следствие, не соберешь достаточного количества данных о личности обвиняемого, как этого требуют процессуальные нормы. Но и без знания психологии не обойтись, Судебная психология позволяет еще больше повысить квалификацию работников следствия, прокуратуры, суда и других органов, направить работу юристов в нужном направлении, дать им глубокую теоретическую базу. Ведь первейшая задача судебной психологии это повысить эффективность борьбы с преступностью, исследовать пути и средства формирования и направления психической деятельности людей для того, чтобы обеспечить их правомерное поведение, помочь успешному решению задач правового регулирования.

Судебная психология используется и для разработки новых законодательных актов. Попробуем проанализировать некоторые нормы закона и мы увидим, что почти везде отражены психические закономерности.

К примеру, закон не разрешает назначать экспертом лицо, проводившее ревизию, материалы которой послужили основанием к возбуждению уголовного дела. Почему так? Ведь, казалось бы, нет никаких причин не доверять этому честному человеку. Все правильно, Закон нисколько не сомневается в честности лица, проводившего ревизию. Но… Раз это лицо уже сделало какие то свои вывод, то в определенной мере становится заинтересованным в исходе дела, И может подойти к решению этого вопроса с предубеждением.

Другой пример: следователю запрещено задавать допрашиваемому наводящие вопросы. В чем же дело? Ведь такая форма допроса может, казалось бы, помочь быстрее и оперативнее провести следствие. Ведь разрешено учителю в школе задавать ученику на водящие вопросы для правильного ответа. А дело все в том, что учитель заранее знает правильный ответ и поэтому такие вопросы широко используются в педагогической практике. Следователь или судья не всегда располагают абсолютно достоверными знаниями по делу и своей «подсказкой» рискуют внушить неверный ответ. Это учтено законодательством и запрещено.

Советская судебная психология использует глубоко научные методы, начисто отвергая в своих исследованиях и практической работе все, что носит антигуманистический характер. Ее методологической основой служит диалектический материализм, а естественно научной основой является учение о высшей нервной деятельности. Этим советская судебная психология коренным образом отличается от реакционной буржуазной психологии, которая рекомендует в борьбе с преступностью применять гипноз, наркоз и другие методы психического и физического воздействия. «Эти методы часто вызывают усмешку, яростно защищает их американский автор Г. М. Робннзон в книге «Наука в борьбе с преступностью»,- и чтобы доказать ее, достаточно привести блестящие результаты, достигнутые одним прогрессивным районным прокурором штата Алабама — Джемсом Девисом. Он изловил банду из 12 человек, вспрыснул им наркотик и в течение трех дней раскрыл совершенные преступления … Разве полицейская дубинка лучше этих научных методов?!»

И этим восторженным высказыванием сказано все …

Советская судебная психология исходит прежде всего из демократических принципов нашего права, которые определяют направление исследований, круг изучаемых вопросов и характер используемых средств. Советское право категорически запрещает какое­ либо насилие над личностью во время допросов.

Давайте рассмотрим один из важнейших вопросов судебной психологии  о преступности: какие психологические факторы порождают правонарушения?

Известно, что человеческие поступки направляются и корректируются сознанием. С сознанием связаны такие понятия, как вина, вменяемость, возраст уголовной ответственности. Правовые явления отражаются в сознании людей и это называется правосознанием, которое служит как бы внутренним регулятором правовых отношений и правового поведения. Правосознание зависит от многих важных факторов: от правовых воззрений человека, его убеждений, чувств, привычек, предрассудков. Искажения правового сознания являются одной из причин, порождающих преступления. Правовое сознание может быть недоразвитым, несформированным или, наоборот, искажено отрицательным отношением личности к законам общества, к праву.

Таким образом, правосознание каждого человека отражает его отношение к социалистической или личной собственности, жизни, здоровью людей, безопасности государства и так далее. Часто правосознание человека может в значительной мере и не расходиться с установленным правопорядком и только в какой-то части быть ущербным, например по отношению к государственному имуществу. Такой человек может искренне ненавидеть насильников и хулиганов, презирать изменников родины, клеймить позором тунеядцев. Но, попав в определенные условия, этот человек может совершить хищение …

Правосознание состоит из двух неразрывно связанных между собой частей: правового мировоззрения человека и его правовой психологии. Правовое мировоззрение — это правовые взгляды, идеи, знания. Правовая психология — это внутренняя оценка всех явлений правовой жизни, правовые чувства, привычки правомерного или противоправного поведения.

В качестве примера недостатков в правовом мировоззрении можно привести незнание человеком того, что он совершает незаконное действие Он не знает закона и не считает эти свои действия нарушением. Например, директор фабрики выпускает в продажу не доброкачественную или нестандартную продукцию и считает, что преступления не совершает. Ну, в крайнем случае пожурят, покритикуют, выговор объявят. Или работница кондитерской фабрики, которая выносит с производства плитку другую шоколада, убеждает себя в том, что «все так делают — значит, можно». Или человек, достоверно знающий о совершенном убийстве, крупном хищении и тому подобное, не сообщил об этом в соответствующие органы — дескать, позорно прослыть «доносчиком»!

Каждый из этих людей совершил преступление, предусмотренное уголовным законодательством. И каждый должен понести наказание, потому что незнание закона не снимает ответственности.

Но чтобы человек знал законы, необходима широкая пропаганда этих законов, воспитание передового правового мировоззрения всех граждан.

Однако в большинстве случаев только одного знания законов не достаточно для борьбы с преступностью. Например, рецидивист достаточно хорошо знает о наказуемости своего поведения и все равно совершает преступление. Поэтому важно, чтобы знание закона превратилось в убеждение. Убеждение — это та страстная идея, внутренняя сила, которая направляет поведение человека. Именно по этому обучение правовым знаниям должно тесно сочетаться с правовым воспитанием, с формированием необходимой обществу правовой психологии.

Человек знакомится с существующими правилами и законами, с установленным правопорядком, начинает глубже разбираться в социальных отношениях и одновременно с этим начинает сравнивать с нормами закон а свои поступки и поступки других людей. В сознании такого человека появляются чувства правовой ответственности и вины, чувства права и обязанности и многие другие эмоции: это может быть обостренное чувство законности, нетерпимость и отвращение к нарушениям правопорядка. Эмоции могут быть и противоположные: равнодушие к противозаконным явлениям или даже их оправдание и одобрение. И в каждом из перечисленных случаев эмоции человека являются предпосылкой его конкретных действий.

Большое значение в поведении человека имеют правовые навыки, Это укоренившиеся привычки людей совершать определенные действия в определенных жизненных ситуациях, они складываются на основе знания правил и требований и закрепляются правовой практикой. Вначале в сфере нравственных отношений формируются навыки социального самоконтроля и саморегуляции. Затем они переносятся в правовые отношения.

В потомственной рабочей семье, например, у детей формируется то; что можно назвать глубокой внутренней культурой. Порой недостаточное знание законов компенсируется традициями уважения к труду и отдыху других людей, неприкосновенности общественной и государственной собственности.

С другой стороны, рассмотрим происхождение социально вредных навыков, Так, собутыльники в своей среде не считают зазорным сквернословие, а иногда даже считают его выражением «независимости». И к сквернословию вырабатывается привычка. Но вот пьянчужка появляется в общественном месте. Вдобавок ко всему алкоголь снимает у него контроль сознания и хулиганские действия человека, сопровождаемые площадной бранью, становятся преступлением, квалифицируемым, например, статьей хулиганство.

Навыки противоправного поведения легко переносятся из одной области общественных отношений в другую, например из граждан с правовой в уголовно правовую. А в области уголовно правовой правонарушитель нередко переходит от преступлений против личности к посягательствам на чужое имущество.

Иногда в развитии навыков противоправного поведения наступает такая стадия, когда они становятся уже привычкой. Это тормозит и даже препятствует образованию общественно полезных навыков, делает человека невосприимчивым к положительным влияниям. Такой человек уже не всегда может, к примеру, осознать, что свои потребности он должен удовлетворять лишь общественно полезными способами: честным трудом, честным отношением к другим людям и так далее. Чаще всего это свойственно рецидивистам.

Итак, в системе мер по предупреждению преступности важнейшее место принадлежит распространению правовой культуры и воспитания. Это — воспитание правового мировоззрения, убеждений, чувств, правовых навыков и других элементов социалистического правосознания. Как каждое воспитание должно начинаться с детских лет, так и правовое воспитание только тогда станет максимально эффективным, когда его зерна будут посеяны в самом раннем возрасте. Вот почему партия и правительство придают такое большое значение правовому обучению школьников, учащихся профессионально-технических училищ, техникумов. И одновременно с этим делается многое, чтобы сформировать у всех граждан нашей страны социалистические правовые воззрения и правовую психологию. Отсюда и одна из важнейших задач судебно-психологической науки: разработка методов правового воспитания для всех граждан страны.

Следующая проблема судебной психологии — это изучение личностей участников уголовного судопроизводства, и в первую очередь — обвиняемого, который является центральной фигурой уголовного процесса.

Надо сказать, что попытки разработать программу психологического изучения личности обвиняемого предпринимались издавна. Одно время, например, было модным учение Чезаре Ломброзо, итальянского психиатра и криминалиста, жившего в XIX — начале ХХ века. Он утверждал, что внешность человека может говорить о его преступных наклонностях. Еще много лет назад была доказана полная несостоятельность и аитинаучность ломброзианства, но все равно последователи этого учения до сих пор предлагают судить о свойствах человека по его внешнему облику. Например, западногерманский криминалист утверждает, что анатомо-физиологические черты являются несомненными признаками душевного склада человека. Дескать, высокие люди в большинстве случаев великодушны, а низкорослые — неустойчивы и упрямы, полные — добродушны и СПОКОЙНЫ, а худые — мнительны, ЭГОИСТИЧНЫ, ВСПЫЛЬЧИВЫ, Толстые губы говорят о глубокой внутренней жизни, духовном величии и так далее.

Советской судебной психологии глубоко чужды эти буржуазные идеи. Многочисленные исследования показали, что нравственно-психологические свойства человека ни в какой степени не зависят от телесных особенностей и знахарское истолкование внешних примет ничего не дает для характеристики личности. У нас личность обвиняемого изучается сразу с нескольких сторон. Так, с точки зрения криминологии изучаются субъективные, внутренние факторы, которые побудили обвиняемого к правонарушению. Изучаются причины и условия, которые способствовали совершению преступления, и меры, которые должны быть приняты для их устранения. С позиций уголовно правовых и исправительных определяется форма вины — был ли умысел или это следствие неосторожности, степень общественной опасности виновного, выявляются смягчающие или отягчающие ответственность обстоятельства. назначается наказание и порядок его исполнения в исправительно-трудовом учреждении, выбираются средства воспитательного воздействия на осужденного.

В советском уголовном процессе те данные, которые характеризуют личность обвиняемого, собираются так же тщательно, как и доказательства преступления. Неполнота данных о личности обвиняемого является основанием к отмене, изменению приговора в кассационном порядке, а также к возвращению дела на новое расследование.

Вот пример. Омский областной суд вернул на новое расследование дело по обвинению водителя грузовой автомашины Цунаева. Тот обвинялся в нарушении правил безопасности движения и убийстве из хулиганских побуждений заведующего хозяйством колхоза Демиденко. Областной суд мотивировал свое определение тем, что следователь не собрал достаточных данных, всесторонне характеризующих Цунаева. к делу была приобщена лишь справка о его судимости в 1951 году. Из этой справки не видно, за что конкретно осужден Цунаев. Копия же приговора отсутствовала. Кроме того, в деле не было сведений о том, где находился Цупаев 11 лет чем занимался в течение девяти лет после освобождения из мест лишения свободы.

Президиум Верховного суда РСФСР определение Омского областного суда оставил без изменения.

Объективные данные о психическом облике человека могут быть получены путем всестороннего изучения сведений о поведении, способностях, интеллекте, морально-волевых качествах и характере человека.

Вот почему одним из основных средств изучения личности является биографическое исследование. Оно состоит в собирании и обобщении данных биографического характера, которые могут пролить свет на психику человека и ее развитие. Откуда берутся эти данные? Из автобиографии изучаемого лица, его записей. дневников, корреспонденции, свидетельств других лиц, трудовых документов, сообщений лечебных, учебных и воспитательных учреждений, архивных материалов. С помощью этих документов удается проследить, как формировались черты данной личности, как ее прошлое предопределило психический облик обвиняемого.

Разработка и анализ биографического материала порой дают очень ценные результаты. Так, в одном из следственных дел находились изъятые у обвиняемого дневники и тетради с выписками из прочитанных им. Он выписывал высказывания и афоризмы, которые ему больше всего нравились: «Честных людей нет. Во всяком случае они честны только по сравнению с негодяями», «никогда не верь человеку, рассказывая о себе, он лжет», «Каждый человек себе друг, и такого хорошего друга ему ни где не найти». Совершенно ясно, каково было мировоззрение обвиняемого, каковы были его идеалы.

Данные о личности собираются из разных источников: от разных лиц и коллективов. они характеризуют человека со всех сторон и различных условиях жизни — на работе, в быту, в любительских занятиях, в общении с сослуживцами. соседями, родственниками, друзьями. Обобщенные данные дают возможность наиболее правильно понять и оценить человека.

Большую роль для психологического исследования личности обвиняемого играют различные характеристики — производственные, партийные, устные — при допросах во время следствия и судебного разбирательства. К сожалению, бывает и так, что характеристики дают только общую оценку личности и не содержат конкретных данных, на основе которых можно было бы проверить правильность даваемых оценок. А ведь для полного представления об обвиняемом важно знать его отношение к работе, к социалистической собственности, к сослуживцам, престарелым. Женщинам и детям, его поведение в быту, обычное времяпрепровождение, излюбленные занятия, увлечения, склонность к алкоголю. Важно иметь и сведения, раскрывающие антисоциальные стороны биографии изучаемого лица и ранее совершенные правонарушения, поведение в процессе расследования и судебного разбирательства по предыдущим делам, способ совершения и сокрытия данного преступления, наличие соучастников, подстрекателей, пособников, самооценку правонарушения и собственной личности, искренность или лживость, реакцию на меру пресечения и предъявленное обвинение, отношение к потерпевшим и свидетелям, к представителям власти и многое, многое другое.

Но и это далеко не все. Судебная психология уделяет большое внимание изучению показаний потерпевшего и свидетелей, требует глубокого исследования и этих личностей. Нередко заинтересованность свидетеля служит причиной предвзятости показаний, а довольно часто показания свидетелей по одному и тому же делу значительно расходятся, даже если свидетели не заинтересованы в исходе дела. Здесь существенное значение имеет психология восприятия.

Несколько десятков лет назад известный немецкий криминалист профессор Лист провел эксперимент, ставший классическим в юриспруденции. На одном из его семинаров для молодых юристов было инсценировано нападение на профессора. Вслед за этим Лист потребовал от студентов. чтобы каждый из них описал внешность покушавшегося». Когда были собраны эти отчеты, то выяснилось, что никто не дал точного описания нападавшего. Сколько было студентов, столько И описаний внешности «преступника». У ОДНИХ это был «высокий, здоровенный мужчина», у других — «потенциальный убийца со звероподобным лицом». В действительности это был загримированный сторож с весьма неказистой внешностью.

Мы рассмотрели лишь отдельные вопросы судебной психологии.

А ведь здесь есть и такие важные проблемы, как психологическое значение преждевременных выступлений печати по поводу преступлений, следствие по которым еще не закончено. Преждевременных — потому что эти выступления создают определенное общественное мнение по вопросам, которые еще должны быть установлены дальнейшим ходом процесса, и заранее настраивают участников следствии и судебного разбирательства. Есть много и других очень важных вопросов, которые предстоит решить судебным психологам.

Судебная психология заняла одно из важных мест в юриспруденции и помогает решать на высоком научном уровне сложнейшие задачи: профилактики преступлений, изучения личности участников процесса, перевоспитания преступников и многие другие.