Банкиры заметили активизацию воровства денег со счетов юрлиц через суды

Мошенничество с внедрением нелегального судебного решения

Об активизации схемы, позволяющей жуликам воровать средства с банковских счетов больших компаний с помощью судебных решений, РБК поведали несколько банкиров. Идет речь не о схеме отмывания средств через исполнительные листы судов, а о самом реальном воровстве.

По словам источников РБК, в качестве жертв выбираются огромные компании, счета которых открыты в больших банках. «Большой объем операций как в компании, так и в банке затрудняет оперативное отслеживание нелегального списания денег с банковских счетов», — объясняет другой -- и обчелся см. мало из источников РБК. После того как жертва выбрана, в отношении нее физлицом-мошенником подается иск о взыскании некоторой суммы в качестве невозвращенного долга. При этом сама компания даже не знает, что с ней кто-то судится.

«Дело в том, что гражданин-мошенник обращается, обычно, в региональный трибунал общей юрисдикции с исковым заявлением, сумма которого не превосходит 500 тыс. руб. Это что надо|отвечающий своему назначению порог, по спорам на сумму ниже которого решения глобальными арбитрами выносятся в облегченном порядке в рамках судебного приказа в согласовании со ст. 121 Штатского процессуального кодекса РФ», — ведает другой -- и обчелся см. мало из собеседников РБК. По его словам, облегченный порядок позволяет мировому арбитре единолично на основании заявления о взыскании валютной суммы вынести приказ без судебного разбирательства как такого и вызова сторон для заслушивания их разъяснений.

«Вобщем, если арбитр все таки пожелает, чтоб стороны спора присутствовали, в дело вступает очередной жулик, состоящий в сговоре с первым, который по поддельной доверенности «представляет» в суде интересы ответчика. В процессе заседания он подтверждает, что согласен с предъявленными требованиями, после этого мировой арбитр выносит решение о взыскании долга», — гласит он. Как докладывает источник РБК, для получения бланка контракта, реквизитов и эталона печати мошенники преднамеренно вступают в фиктивные договорные дела, ведут бизнес переписку с целью получить нужные данные. В особенности уязвимы, по его словам, туроператоры, потому что они могут выслать собственный контракт по электрической почте хоть какому контрагенту.

Последующий шаг — конкретно кража. Взыскатель приходит в банк с исполнительным листом, а почаще листами — каждый на сумму наименее 500 тыс. руб., — которые банк должен исполнить в течение 1-го денька, если нет колебаний в его подлинности. После этого средства уходят со счета юрлица жулику, говорят банкиры. «Банк не должен уведомлять клиента о списаниях с его счета по выданным судами исполнительным листам, но на теоретическом уровне может это сделать, — гласит источник РБК. — Вобщем, на практике, беря во внимание срок для списания средств всего в другой -- и обчелся см. мало денек, на это просто нет времени».

«Такая схема появилась не вчера, но в ближайшее время встречается что угодно|чего только нет почаще», — констатирует другой -- и обчелся см. мало из источников РБК.

Оценить масштаб краж опрошенные РБК банкиры и юристы затруднились. Раскрытие как есть|во всем блеске инфы связано для банков с суровым репутационным вредом.

Вобщем, существование трудности и озабоченность ею банковского рынка РБК подтвердили в Ассоциации региональных банков Рф (АСРОС). «Ряд банков, в том числе большие, с которыми мы связались, подтвердили наличие трудности мошенничества, которое реализуется средством подлинных исполнительных листов. При всем этом в число жертв попадают не только лишь клиенты банков, да и сами кредитные организации», — гласит 1-ый вице-президент Ассоциации региональных банков Рф (АСРОС) Алина Ветрова, не указывая заглавий банков. При мошенничествах с внедрением исполнительных листов в отношении банков средства списываются с их коррсчетов в ЦБ. «Срока в другой -- и обчелся см. мало денек, отведенного на проверку исполнительного листа, очевидно недостаточно никому», — констатирует она.

По ее воззрению, делему ухудшает что надо|отвечающий своему назначению факт, что суды общей юрисдикции (в особенности в регионах) не всегда создают достаточный анализ, иногда употребляют формальный подход и принимают не до конца проработанные решения. «Отследить такую жульническую схему достаточно трудно, потому что по судам общей юрисдикции нет способности оперативно выслеживать информацию по рассматриваемым спорам», — добавляет партнер юридической компании «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов.

Что надо|отвечающий своему назначению факт, что и банкиры становятся жертвами таких мошенничеств, РБК подтвердили источники на банковском рынке. А именно, они указали на банк из топ-50, с корреспондентского счета которого в ЦБ средством описанной схемы было в несколько траншей — каждый на сумму наименее 500 тыс. руб. — списано средств на 1,5 млн руб. Как уточнили РБК в этом банке, трибуналом в регионе на заочном заседании было вынесено решение по 6 искам однотипного нрава без соответствующего извещения ответчика и явки его представителя на заседание. Истец-мошенник был, как выяснилось, клиентом этого банка: обслуживался за облаками|в вышине по нескольким продуктам (банковская карта, потребительский кредит, автострахование), поведал собеседник РБК.

Возвратить нельзя обжаловать.

Возвратить средства, украденные при помощи описанной схемы, компаниям проблемно. Более того, по словам банкиров, издержки на эту функцию (как на поездки, так и на вербование юристов) будут сравнимы с потерями в случае, если списание было одним траншем на сумму наименее 500 тыс. руб., и большим компаниям экономически нерентабельны. «Это еще одна причина, по которой мошенники в качестве жертвы выбирают больших юридических лиц», — показывает другой -- и обчелся см. мало из источников.

«Чтобы помнить|для того чтоб оспорить принятое трибуналом решение, юридическому лицу нужно выслать юриста с доверенностью конкретно в что надо|отвечающий своему назначению региональный трибунал, который вынес решение, — ведает он. — Даже в этом случае, если юридическому лицу получится обосновать отсутствие договорных отношений с истцом и решение суда будет отменено, для возврата денег нужно снова обратиться в трибунал общей юрисдикции с исковым заявлением о неосновательном обогащении физического лица, которое жульническим методом взыскало деньги. Таким макаром, на поиск правды уходит как минимум полгода. Плюс сопутствующие издержки».

По воззрению начальника юридического управления СДМ-банка Александра Голубева, в ситуации предъявления подлинного исполнительного листа банк немощен защитить собственного клиента: он должен исполнить решение суда, в неприятном случае его деяния будут квалифицированы как административное правонарушение. Юрист показывает, что в согласовании со ст. 70 Федерального закона № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», в случае обоснованных колебаний в подлинности исполнительного документа, приобретенного конкретно от взыскателя, банк вправе для проверки подлинности исполнительного документа либо ... либо см. или достоверности сведений в нем задержать его выполнение менее чем на семь дней. «Но ситуация осложняется тем, что в описанной схеме трудности подлинности исполнительного листа нет, потому что мошенничество реализуется в самом процессе выдачи таких листов», — гласит Голубев.

По воззрению профильных юристов, поправить ситуацию можно, только изменив законодательство.

«Чтобы помнить|для того чтоб исключить подобного рода жульнические схемы, нужно внести конфигурации в Федеральный закон № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», а конкретно исключить возможность самостоятельного предъявления взыскателем исполнительного листа в банк», — предлагает Игорь Дубов. — Тогда предъявлять исполнительный лист в банк будет судебный пристав-исполнитель, а он как минимум уведомит «должника» о начале исполнительного производства. Тем у последнего будет возможность выяснить о совершающемся мошенничестве и попробовать воспрепятствовать ему»?.

Алина Ветрова из АСРОС также считает, что нужно поменять законодательство. Она предлагает другой вариант поправок: «В сложившейся ситуации имеет смысл предоставить банкам инструментарий для борьбы с откровенным мошенничеством. А именно, участники банковского рынка молвят о необходимости продления срока выполнения судебных решений по последней мере до 3-х дней».