Дознание – начало беспредела

0
73

Дознание, всё начинается именно с него. Оперативно-розыскная деятельность, по моему мнению — это начало конца спокойной жизни. Хотя если заинтересовались «органы», значит она уже была неспокойной. Как мы попадаем в поле зрения милиции? У меня всё началось с банальных краж, первых приводов в милицию, у всех по-разному, объединяет нас всех криминал.

Оперативная работа заключается в сборе информации о «клиенте», слежка, прослушка, сбор информации от информаторов…. Много всего. Работают ребята и почти всегда доходят до цели. Последний раз когда меня арестовали, зам.начальника отдела по борьбе с организованной преступностью нашего города так мне и сказал: «Вадим, ты ведь понимаешь, что если сидишь и смотришь на меня, значит всё… значит что у нас есть все доказательства в твоей вины….» Да бывает и так, в самом деле у них было всё чтоб упаковать меня на долго. Но ведь порой и не так всё случается.

Всё могло бы быть и по-другому, чаще, наверное, так и случается по-другому. Арестовывают, не без оснований конечно, только в рамках закона толком доказать менты ничего не могут, берут на понт… (это всё сленг, но я уделю этим словам целые статьи). Раскололся — повезло милиции, не раскололся — даже не знаю, что сказать… кому повезло, а кому нет. Потому что по сценарию правоохранительных органов, после разговоров, крика, угроз… рано или поздно, если ты отнекиваешься, начинаются пытки!

Знаете, я много читал в журналах, газетах… и авторы этих публикаций никакого отношения к криминальному миру не имели, о том, что следствие без осведомителей бессильно, так же, как и без выбивания признаний. В нашей стране, дознание без пыток не бывает. Это факт, можно конечно спорить, доказывать, что есть менты и нормальные, но в данном топике речь идёт о операх, среди них нормальных нет! Пытают, ломают, бьют — ехидно улыбаясь.

Задержание

Это только в фильмах заграничного производства показывают опытных следователей, которые криком загоняют преступника в угол, морально давят на него, и он во всём сознаётся. С нашими пацанами так не получиться. Помню, как сам давно в юности говорил, что если бы у нас тоже так выдирали признания, то зоны были бы вполовину меньше по численности, а может и того больше. (вспомнил, даже улыбка появилась)

Выдержать моральный натиск — это не проблема для русского человека, а вот физическую боль, способен выдержать не каждый. Даже морально это тяжело, не только физически: несколько раз потерять сознание за 10 минут, а очнувшись, от того что полили водой, увидеть улыбку ехидного опера, у которого на устах только один вопрос: «ну что, говорить будем?» — такая жестокость и бессилие, ломает гораздо больше, чем, зверское избиение дубинкой….

Для меня самое противное ощущение — это абсолютное бессилие, т.е. положение, когда абсолютно ничего нельзя сделать. Под ударами дубинки можно увернуться, заблокироваться… А вот подвешенным на дыбе, чувствовал себя просто мясом, как в холодильнике на мясокомбинате, просто мёртвая туша…. И ничего поделать нельзя, только терпеть…. Или же ответить на предложение опера — поговорить. Но это не выход…. Поскольку меры менты не знают, 20 минут перерыва и всё сначала…

Преступлений много… раскрытых мало… есть возможность, есть тело (преступник)… Почему бы не повысить раскрываемость? Несколько подходов на дыбу… месячный план с премиальной надбавкой за раскрываемость — в кармане…