Гуманизм советского социалистического права

0
55

Гуманизм — явление социально-политическое, классовое, конкретно-историческое. Нет и не может быть гуманизма «вообще». В документах XXV съезда КПСС

Дана подлинно марксистско-ленинская оценка антигуманной сущности современного империализма. При реальной угрозе господству монополистического капитала он отбрасывает видимость какой бы то ни было демократии, попирает «любую законность, не говоря уже о гуманности».

Подлинный гуманизм возможен лишь в социалистическом обществе. В обществе, где навсегда уничтожена эксплуатация человека человеком, полностью ликвидированы все формы социального неравенства и экономического угнетения трудящихся. Одним из основных принципов коммунизма, указывал К. Маркс, «является полное и свободное развитие каждого индивидуума». Именно эта высокогуманная цель — одна из высших целей. Коммунистической партии и нашего государства. В соответствии с коммунистическим идеалом принцип: «Свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех» — ныне конституционный. Советское государство ставит своей целью расширение реальных возможностей для развития и применения гражданами своих творческих сил, способностей и дарований, для всестороннего развития личности.

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии товарищ Л. И. Брежнев говорил: «Мы еще не достигли коммунизма. Но весь мир видит, что деятельность нашей партии, ее устремления направлены на то, чтобы сделать все необходимое для блага человека, во имя человека. Именно эта высочайшая, гуманная цель партии роднит ее с народом, соединяет ее со всеми советскими людьми прочными, неразрывными узами».

Наше общество, поднявшееся в поступательном развитии на уровень развитого, зрелого социализма, наиболее полно раскрывает не только свои творческие возможности, но и глубоко гуманистическую сущность.

Гуманизм — один из основополагающих принципов общества зрелого социализма. Он служит действенным средством претворения в жизнь задач и целей общесоциальной политики КПСС.

Указывая, что социализм — общество реального гуманизма, ЦК КПСС в постановлении «О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции» тем самым подчеркивает активно-преобразующую роль гуманизма в коммунистическом строительстве.

Гуманизм наряду с социалистической законностью и демократизмом — один из основных принципов советского социалистического права. Гуманизмом пронизана вся правовая система нашего общества. Высокогуманное содержание и глубоко человеческая сущность характеризуют все советское право. Независимо от того, какие конкретные сферы общественных отношений регулируют те или иные отрасли права, все они, в конечном счете, направлены на охрану прав и законных интересов личности.

Правовая надстройка, обслуживая экономический базис социалистического общества, формирует, укрепляет и защищает такой правопорядок в стране, который обеспечивает условия для неуклонного социального и экономического прогресса, создания материально-технической базы коммунизма, формирования новых коммунистических общественных отношений, дальнейшего развертывания социалистической демократии — именно они составляют незыблемые основы всестороннего развития личности, ее подлинной свободы, гармоничного сочетания общественных и личных интересов.

Среди некоторой части граждан, в том числе юристов — теоретиков и практиков, бытует ошибочное мнение, что гуманизм характеризует лишь те отрасли советского права, которые либо связаны с применением карательных санкций, либо регламентируют порядок отбывания наказания в исправительно-трудовых учреждениях.

Подобное ограниченное истолкование социалистического гуманизма находится в противоречии с объективной социальной и правовой действительностью общества развитого социализма.

Подлинное равноправие, социальное равенство и справедливость, реальные гарантии неотъемлемых личных благ, прав и демократических свобод граждан, чуткое и внимательное отношение общества к запросам и нуждам его членов (то есть сама суть высоких гуманистических идеалов) определяют основное содержание соответствующих норм советского государственного права, находят свое закрепление в новой Конституции СССР.

Социалистический гуманизм пронизывает также законодательство о судопроизводстве, трудовое, семейное, гражданское, административное законодательство и все другие отрасли советского права. Уместно вспомнить в этой связи, что еще в первые годы Советской власти, когда только разрабатывались проекты первых кодексов, В. И. Ленин внимательно следил за ходом их подготовки, требовал, чтобы они отражали гуманистические идеалы пролетариата и были направлены на защиту интересов трудящегося человека. В частности, в письме от 28 февраля 1922 года наркому юстиции Д. И. Курскому с замечаниями на проект Гражданского кодекса Владимир Ильич в категорической форме писал: «Все, что есть в литературе и опыте западноевропейских стран в защиту трудящихся, взять непременно». В письме «К женщинам-работницам» В. И. Ленин с гордостью отмечал: «Советская власть первая и единственная в мире уничтожила полностью все старые, буржуазные, подлые законы, ставящие женщину в неравноправное положение с мужчиной, дающие привилегии мужчине, например, в области брачного права или в области отношений к детям. Советская власть первая и единственная в мире, как власть трудящихся, отменила все, связанные с собственностью, преимущества, которые сохранились в семейном праве; за мужчиной во всех, даже самых демократических, буржуазных республиках». В нынешнем советском законодательстве ленинские гуманистические идеи получили дальнейшее развитие и обогатились новым, подлинно социалистическим содержанием.

Необходимый атрибут нормы права — санкция. Она предусматривает меры государственного принуждения за несоблюдение общеобязательного правила поведения. Характер и тяжесть этих мер зависят от общественной опасности правонарушения. Применение юридических санкций всегда в большей или меньшей мере затрагивает те или иные интересы правонарушителя, влечет для него определенные отрицательные последствия. Они могут выражаться либо в лишении свободы, права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, права выбора по ‘своему усмотрению места жительства или работы и так далее, либо в некотором ущемлении материальных, имущественных интересов правонарушителя вследствие полной или частичной конфискации его имущества, денежного штрафа, возложения обязанности возместить причиненный им ущерб.

Государство кровно заинтересовано в том, чтобы эти меры — как предусмотренные в законе, так и реально применяемые к виновным лицам — максимально полно соответствовали характеру и степени общественной опасности правонарушения, были целесообразны и воспринимались гражданами как необходимые, соразмерные и социально справедливые. Особенно это относится к уголовному законодательству, содержащему карательные санкции, применение которых наиболее ощутимо затрагивает права и законные интересы граждан. Поэтому именно здесь принцип социалистического гуманизма находит свое наиболее яркое выражение. Законодатель, определяя общие начала, основания и условия уголовной ответственности, систему и виды наказаний, их минимальные и максимальные пределы, предусмотрел в законе широкий комплекс правовых средств, использование которых позволяет правоохранительным органам, исходя из общественной опасности содеянного, личности виновного, обстоятельств дела, смягчающих ответственность, проявить к нему максимально гуманное отношение.

Применяя даже строгие меры наказания, имеющиеся в арсенале средств государственного принуждения, по отношению к лицам, совершившим наиболее опасные для общества преступления, органы социалистического правосудия отнюдь не преследуют целей мести, возмездия преступнику злом за зло. Даже по отношению к злейшим классовым врагам Советского государства, говорил В. И. Ленин, «у пас пет чувства мстительности».

Эти гуманные идеи характеризовали советское уголовное законодательство на всех этапах его развития. Выступая при обсуждении проекта Уголовного кодекса РСФСР 1922 года на III сессии ВЦИК, Д. И. Курский говорил: «Преступник — это человек, которому ни в коем случае не надо мстить… Проект УК РСФСР отнюдь не стремится строить борьбу с преступлениями на началах мести. Если вы обратитесь к старым кодексам, вы увидите, что они построены или на началах устрашения, или на началах возмездия. Мы от этого решительно отказываемся».

 

Каким контрастом этому звучат, к примеру, слова одного из теоретиков современного японского права профессора Киисаку Сайто: «Если преступление уже совершено, то наказание удовлетворяет всеобщую потребность в возмездии. Далее в отношении потерпевшего: здесь наказание дает удовлетворение чувству возмездия, требующему удовлетворения за нанесенный вред».

Цель наказания в социалистическом обществе — исправить и перевоспитать осужденного в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития, возвратить его в ряды честных советских граждан, а также предупредить новые преступления как самого правонарушителя, так и других неустойчивых членов общества.

Понятно, что эти высокие цели могут быть достигнуты только гуманными правовыми методами и средствами. Именно поэтому Коммунистическая партия и Советское государство последовательно проводили и неуклонно проводят принципиальную линию на дальнейшую гуманизацию как самих мер уголовно-правового принуждения, так и практики их применения органами правосудия, руководствуясь положением марксизма-ленинизма, что чрезмерная строгость этих мер, жестокость делает наказание, как указывал К. Маркс, «совершенно безрезультатным, ибо она уничтожает наказание как результат права».

У истоков социалистического гуманизма как основополагающего принципа советского права стоял великий Ленин. В борьбе за соблюдение законности он требовал проявлять максимум внимания, заботы, чуткого отношения и разумной снисходительности к человеку, совершившему ошибку, допустившему отклонение от установленных законом правил и норм поведения. Руководствуясь высокогуманными целями, Ленин видел процесс закономерного развития системы мер государственно-принудительного воздействия, его тенденции и историческую перспективу в том, чтобы «система наказания была окончательно заменена системой мер воспитательного характера».

Ленинские идеи о замене в исторической перспективе мер уголовного наказания мерами воспитательного характера являются развитием идей К. Маркса о сущности наказания, о соответствии его высоким гуманным принципам человеческого общежития, человеческого образа жизни.

Карл Маркс — величайший гуманист своего времени — был, как известно, решительным противником чрезмерной строгости и тем более бесчеловечной жестокости наказания. Более того, он в принципе не видел в наказании такой неизбежной формы принуждения, которая всегда соответствовала бы интересам общества и государства. Рассматривая наказание как исторически преходящую, вынужденную меру, он отмечал, что «наказание, принуждение противоречит человеческому образу действий, противоречит потому, что государство отсекает от себя свои живые части всякий раз, когда оно делает из гражданина преступника». Вместе с тем, раскрывая служебную роль наказания, он указывал, что эта форма государственного принуждения на определенном этапе развития общества представляет собой необходимый, социально обусловленный инструмент охраны соответствующих интересов, поскольку «наказание есть не что иное, как средство самозащиты общества против нарушений его существования».

В. И. Лепин, заглядывая в светлое коммунистическое будущее, отмечал, что люди, избавленные от капиталистического рабства и эксплуатации человека человеком, постепенно привыкнут к соблюдению установленных в обществе правил поведения сознательно, без принуждения и насилия. Но пока для этого еще не созрели необходимые социально-экономические условия, Ленин видел реальное решение сложнейшей задачи искоренения нарушений социалистического правопорядка на путях последовательной гуманизации сферы применения и исполнения мер государственного принуждения. Формулируя партийно-политические установки в этой области, Ленин еще на заре Советской власти в связи с подготовкой второй Программы партии в «Конспекте раздела о наказаниях пункта Программы о суде» писал:

 

1) условного осуждения

2) общественного порицания

3) замена лишения свободы принудительным трудом с проживанием на дому

4) замена тюрьмы воспитательными учреждениями

5) введение товарищеских судов (для известных категорий и в армии и среди рабочих).

 

Ленинские идеи широкой гуманизации сферы уголовных наказаний нашли отражение в действующем законодательстве. Оно содержит ряд высокогуманных по самой своей сути законоположений о самом характере юридической ответственности правонарушителя, о назначении ему наиболее целесообразной и соразмерной тяжести содеянного меры наказания, о возможности снижения его ниже минимального предела, предусмотренного законом за данное преступление, об условном осуждении и даже о полном освобождении виновного от уголовной ответственности с заменой ее мерами административного взыскания или общественного воздействия.

Гуманизм советского уголовного законодательства ярко проявляется также в самой системе и видах наказания, предусмотренных статьей 21 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.

Можно смело утверждать, что ни одно государство мира не имеет в своем законодательстве такой полной, развернутой и социально обусловленной системы наказаний, предоставляющей суду широчайшие возможности с подлинно гуманистических позиций осуществлять правосудие по уголовным делам, какой располагает советское уголовное право. Эта система в соответствии со статьей 21 Основ насчитывает двенадцать видов самых разнообразных наказаний: лишение свободы, ссылка, высылка, исправительные работы без лишения свободы, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, штраф, увольнение от должности, возложение обязанности загладить причиненный вред, общественное порицание, конфискация имущества, направление военнослужащего в дисциплинарный батальон, лишение воинского или специального звания. (Смертная казнь, как мера исключительная и временная, в перечень наказаний не входит.) Для сравнения сошлемся на действующий в ФРГ уголовный кодекс. В нем в качестве собственно уголовного наказания предусмотрен только один вид — лишение свободы. Реакционная, антигуманная сущность подобной системы наказаний более чем очевидна.

Подчеркивая гуманизм системы наказаний, установленной в советском уголовном праве, нельзя не отметить, что из широкого арсенала государственно-принудительных мер, существенно отличающихся друг от друга по своему характеру и степени тяжести, десять видов наказания вообще не связаны с изоляцией осужденного от общества. В этом заложен глубокий смысл, вытекающий из высокогуманной природы социалистического государства, которое не видит в оступившемся человеке, в преступнике изгоя общества и исходит из реальной возможности исправления и перевоспитания лиц, совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности, мерами, не связанными с лишением свободы и реализуемыми в условиях сохранения привычных общественных связей осужденного с такими мощными социальными институтами, как семья, школа, среднее специальное или высшее учебное заведение, коллектив трудящихся по месту работы.

Отстаивая необходимость человеческого отношения к лицам, нарушившим требования закона, К. Маркс призывал п в преступнике видеть «человека, живую частицу государства, в которой бьется кровь его сердца, солдата, который должен защищать Родину… и наконец, самое главное,— гражданина государства». Именно такой гуманный подход к советским гражданам, совершившим преступление, обеспечивает предусмотренная уголовным законодательством разносторонне дифференцированная система наказаний.

Особо гуманное отношение проявляет советский уголовный закон к несовершеннолетним правонарушителям, предусматривая ряд так называемых привилегированных норм.

Что же это за нормы и какие положения они содержат?

Наказание в виде лишения свободы несовершеннолетние отбывают только в специальных воспитательно-трудовых колониях. Заключение их в тюрьму запрещав 1ся. Ссылка и высылка к лицам, не достигшим до совершения преступления восемнадцати лет, не применяется. Они также не могут быть подвергнуты исключительной мере наказания — смертной казни. Несовершеннолетние, отбывшие срок наказания, не могут быть взяты под административный надзор органов милиции.

Наряду с этим советский закон предусматривает широкие возможности для освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности. Если суд найдет, что исправление несовершеннолетнего, совершившего преступление, не представляющее большой общественной опасности, возможно без уголовного наказания, он может применить к нему принудительные меры воспитательного характера, не являющиеся уголовным наказанием. Эти меры по своему характеру весьма разнообразны, что позволяет суду избрать наиболее целесообразную из них. При тех же условиях закон разрешает органу дознания, следствия, прокурору и суду полностью освободить несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания и направить его в комиссию по делам несовершеннолетних для рассмотрения вопроса о применении к нему принудительных мер воспитательного характера, предусмотренных Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних.

Характеризуя уголовную ответственность несовершеннолетних по советскому уголовному праву, нельзя не указать на такой новый гуманный правовой институт, как отсрочка исполнения приговора несовершеннолетнему (он введен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1977 года). Согласно Указу суд при назначении наказания несовершеннолетнему, впервые осуждаемому к лишению свободы на срок до трех лет, с учетом конкретных обстоятельств дела вправе отсрочить исполнение приговора на срок от шести месяцев до двух лет. При этом если осужденный в течение установленного срока примерным поведением и честным отношением к труду и учебе докажет свое исправление, то по ходатайству комиссии по делам несовершеннолетних и органа внутренних дел суд может освободить его от наказания.

Следует добавить, что советский уголовный закон ставит нормальное физическое и духовное развитие несовершеннолетних под усиленную правовую охрану, устанавливая, например, повышенную ответственность за преступления, направленные против несовершеннолетних, а также за вовлечение их в преступную и иную антиобщественную деятельность, доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения, склонение его к потреблению наркотических веществ.

Гуманное отношение проявляет уголовный закон и к женщинам. Если женщина совершила какое-либо преступление, находясь в состоянии беременности, это признается обстоятельством, смягчающим ответственность. Женщины, находящиеся в состоянии беременности во время совершения преступления либо к моменту вынесения приговора, не могут быть приговорены к смертной казни. Эта исключительная мера наказания не может быть применена также и к женщине, находящейся в состоянии беременности к моменту исполнения приговора.

Новым важным этапом на пути дальнейшей гуманизации советского уголовного права в условиях развитого социалистического общества является Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 года «О внесении изменений и дополнений в уголовное законодательство Союза ССР». Этот общесоюзный нормативный акт вносит в уголовное законодательство существенные изменения. (Подробно о них рассказал в предыдущем номере нашего журнала первый заместитель Генерального прокурора СССР А. М. Рекунков.— Ред.).

На нынешнем этапе развития советского общества возникла объективная потребность дальнейшей гуманизации уголовного, уголовно-процессуального и исправительно-трудового законодательства, создались социально-экономические условия для некоторого сужения сферы уголовно-правового регулирования и вместе с тем появились новые, ранее не известные юридической практике возможности достижения желаемого социального эффекта путем воздействия на преступность и иные правонарушения менее репрессивными правовыми, а также не правовыми методами и средствами. В частности, имеется в виду более широкое и активное использование сил советской общественности.

В Указах от 8 и 15 февраля 1977 года получило дальнейшее развитие такое наказание, как условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду. Оно исполняется без изоляции виновного от общества. Это в высшей степени гуманная норма. Она пронизана верой в человека и основывается на глубоко гуманистическом положении, что общественно полезный созидательный труд на благо народа в соединении с воспитательным воздействием коллектива трудящихся может и должен вернуть оступившегося человека к честной трудовой жизни. В этом нельзя не видеть одну из действенных форм практической реализации указаний XXV съезда КПСС о необходимости использовать в борьбе с антисоциальными явлениями все возможности и средства, имеющиеся в распоряжении социалистического общества.

Статья 44 Основ уголовного законодательства в редакции Указа от 8 февраля значительно расширяет возможности применения условно-досрочного освобождения от наказания и замены наказания более мягким, создавая почти у всех категорий осужденных дополнительные стимулы к исправлению и перевоспитанию. По новому закону условно-досрочное освобождение от наказания не применяется лишь к особо опасным рецидивистам, к лицам, осужденным за особо опасные государственные преступления, за убийство при отягчающих обстоятельствах, а также к лицам, которым наказание в виде смертной казни, заменено лишением свободы в порядке помилования или амнистии.

Однако и к этой категории осужденных, если их исправление и перевоспитание возможно без изоляции от общества, но при осуществлении за ними надзора, может быть применено условное освобождение из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду после отбытия им не менее трех четвертей назначенного срока наказания.

Очень важные положения внесены в статью 43 Основ уголовного законодательства. Они состоят в том, что лицо, совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление и перевоспитание возможно без применения уголовного наказания. В этом случае лицо может быть привлечено либо к общественной (что предусматривалось законом и раньше), либо к административной ответственности с применением судом или единолично судьей одной из следующих мер административного взыскания: штрафа в размере до пятидесяти рублей; исправительных работ по месту работы виновного на срок от одного до двух месяцев с удержанием до 20 процентов из заработка; ареста на срок до 15 суток.

Рассмотренные нормы советского уголовного права не исчерпывают, разумеется, всех проявлений гуманного отношения закона к лицам, совершившим преступления. В системе уголовного законодательства есть и многие другие гуманные законоположения.

Социалистический гуманизм — это человеколюбие, это максимальная забота и чуткое, внимательное отношение к любому члену общества, подлинное уважение его чести и достоинства. Однако было бы глубоко ошибочно понимать гуманизм как всепрощение, как этакое «мягкосердечие» и «великодушие» к лицам, посягающим на устои и основные социальные ценности общества. Такая, с позволения сказать, снисходительность к опасным преступникам ничего общего не имеет с подлинно социалистическим гуманизмом. В. И. Ленин требовал объявить врагам народа, опасным преступникам беспощадную «войну не на жизнь, а на смерть». «Всякая слабость, всякие колебания, всякое сентиментальничанье в этом отношении,— указывал он,— было бы величайшим преступлением перед социализмом».

Необходимость применения строгих мер наказания к лицам, совершившим опасные для общества преступления и не желающим приобщаться к честной трудовой жизни, в полном соответствии с ленинскими указаниями является, как известно, одним из программных требований нашей партии в области борьбы с преступностью. Защита интересов общества, неотъемлемых личных благ, прав и интересов всех советских граждан путем решительного использования силы и возможностей уголовного закона — одно из высших проявлений принципа социалистического гуманизма.

В решениях XXV съезда КПСС отмечается, что Советское государство, заботясь о всемерном развитии личности, прав граждан, вместе с тем принимает необходимые меры для укрепления общественной дисциплины, соблюдения всеми гражданами их обязанностей перед обществом, «ибо без дисциплины и прочного общественного порядка демократия неосуществима». Одна из таких вынужденных мер — уголовное наказание, применяемое в точном соответствии с требованиями закона к лицам, посягнувшим на интересы социалистического общества. Осуществление прав и свобод неотделимо от исполнения гражданином своих обязанностей, записано в новой Конституции СССР.

автор Ю. ЛЯПУНОВ, профессор, доктор юридических наук.