ЖУРНАЛ JV-journal

Проблема определения правовой реальности средствами языка на основе взглядов Р. Барта и М. Фуко

Все культурно построенные феномены (то ли мода, или литература, право), по мнению Р. Барта, являются составляющими системы общественных значений. Он называет общество семиологической системой, структурированной через бинарные оппозиции, которые будут рационализировать историю. Именно Барт провозгласил семиологию разновидностью лингвистики, отмечая то, что знаки мы можем понимать только через их языковое воспроизводство. Что касается понятия "обозначаемое", то он разделяет его на два вида в зависимости от значимости: явное обозначаемое (что поддается внешнему исследованию) и потайное обозначаемое (что-то из сферы герменевтики или психоаналитики). Таким образом, правовые обозначаемые будут по большей части явными, а потайные, наверное, связанные с субъективной стороной праводеяния (психическое отношение социального субъекта к своим и чужим действиям, поступкам или бездеятельности). В праве правовые обозначаемые экстраполируются (распространяют свое значение на другие обозначаемые с целью согласования всех знаков правовой действительности). Тогда правотворчество, по теории Барта, можно считать процессом перевода обозначаемого через посредничество обзначителя в плоскость (текст) права.
Против концепции знака как такового выступил известный французский культуролог М. Фуко в своем труде "Слова и вещи". Опираясь на идеи дискурса гуманитарных наук в целом, он стремится найти "фундаментальные коды культуры", которые руководят ее языком и практикой; дискурс здесь выступает как определенная "вертикальная формация", осевое скопление кодов. Обобщая теорию Фуко, можем заметить, что правовой дискурс - это процесс применения языка права; этот процесс имеет ситуативный, социокультурный контекст и характеризуется интерактивностью; дискурс в праве по большей части поведенческий.
Другими словами, правовой дискурс - это сегмент языка права, что отражает социальную, эпистемологическую и риторическую практику правоотношений, и в то же время это практика, которая систематически формирует и обозначает правовое поле, о котором она говорит и в котором она происходит. С одной стороны, правовой дискурс формируется и ограничивается общественной структурой в самом широком смысле этого слова и на всех уровнях социальных отношений, специфических для конкретных институций, в частности права как такового. С другой - правовой дискурс является общественно конститутивным; он способствует определению всех измерений общественной структуры, что прямо или опосредствовано формируют и ограничивают институцию права, правоотношений, правовых субъектов, правовой коммуникации и правового поля как среды сочетания этих институций.

Рубрики: СТАТЬИ ЮРИСТОВ

Leave A Reply

Your email address will not be published.