ЖУРНАЛ JV-journal

Раздел имущества и обязательств по кредиту при расторжении брака

Вспоминая одно известное высказывание русского классика о том, что «все счастливые семьи счастливы одинаково и каждая несчастливая семья несчастлива по-своему», все чаще приходит на ум, что и в несчастливых семьях многие ситуации становятся типичными. Браки, заканчивающиеся разводом, давно перестали быть редкостью, а судя по статистике, цифры и вовсе неутешительные – 80% супружеских пар распадаются, и число это неуклонно растет. Бракоразводный процесс и сам по себе малоприятен, а зачастую ко всему прочему сопряжен с различными сложностями и спорными ситуациями, разрешить которые самостоятельно бывает не под силу. Ведь супругам предстоит делить и совместно нажитое имущество, и опеку над детьми, и, нередко, непогашенные кредиты. А взаимные обиды, упреки нежелание идти на уступки делают процедуру развода болезненной вдвойне. В этих случаях помощь адвоката будет весьма ценной, а в отдельных ситуациях и вовсе незаменимой. Об одном из таких случаев хотелось бы поделиться с читателями – вдруг кто-то оказался в подобном положении и не знает, как поступить.

Героиня нашей истории – тридцатипятилетняя Ирина Казанцева, уроженка Екатеринбурга. Последние годы проживает в Москве и работает преподавателем английского языка в одном из столичных ВУЗов. Муж Ирины Сергей, коренной москвич, после семи лет супружеской жизни решил подать на развод. В приватной беседе Сергей признался, что «психологическая несовместимость» - такова была официальная версия мотива расторжения брака – лишь отчасти послужила поводом к столь радикальному шагу. На деле же свое решение он объясняет тем, что чувства к Ирине давно угасли, и в его жизни появилась другая женщина. Некоторое время сдерживающим фактором был их малолетний сын Егор, но теперь новая избранница Сергея ждет ребенка, потому вопрос стоит предельно остро.

То обстоятельство, что отношения с мужем давно перестали быть гармоничными, для Ирины, конечно, секретом не являлось, но известие о разводе и, тем более, о другой женщине стало для нее неожиданностью, а точнее – шокирующей неожиданностью. Обиднее всего, поделилась Ирина, что муж даже ни разу не задумался, что больно ранит ее и ребенка, ни разу не извинился, не побеспокоился, как дальше будут они жить. Он искренне считал себя честным, а, значит, и порядочным человеком. Но это всё, конечно, лирика, в реальности же ситуация становилась все более сложной и отчаянной.

Довольно ленивый и медлительный по жизни Сергей тут развил настоящую активность. В самый короткий срок собрал все необходимые документы – выписку из домовой книги, копии свидетельств о заключении брака и о рождении ребенка, копию паспорта и квитанцию об оплате госпошлины, проконсультировался, как правильно составлять исковое заявление, чтобы его вдруг не завернули, отнес весь пакет в суд по месту жительства.

С того момента, как Сергей сообщил, что подал заявление на развод, он автоматически снял с себя все супружеские обязанности. Дома практически не появлялся, но даже когда случалось, что Ирина заставала его, он словно абсолютно не замечал ее присутствия. К ужасу своему она стала замечать, что его безразличие постепенно переходит и на сына. С ребенком Сергей хоть и общался, но либо без эмоций, либо с нотками раздражения.

Спустя некоторое время Сергей поднял вопрос о разделе имущества. Основным камнем преткновения стала их двухкомнатная квартира. Как и опасалась Ирина, муж о ее размене и слышать не хотел. Он настаивал на том, чтобы она покинула его жилплощадь, а в идеале чтобы вернулась в Екатеринбург. Такую непримиримую позицию Сергей аргументировал тем, что квартиру они получили, главным образом, благодаря продаже его однокомнатной малосемейки и личных накоплений. Ну а средства, полученные с продажи домика в Подмосковье, доставшегося Ирине в наследство от умерших родственников, составили меньшую часть от общей стоимости их квартиры. Следовательно, рассуждал Сергей, квартира его, ведь вернуть все на круги своя и получить точно такой же домик и малосемейку маловероятно. Но будучи опять-таки человеком «честным», он готов выплатить некоторую сумму Ирине за ее вклад. Но позже и в рассрочку – сейчас расходов много, а денег мало. Ирина была совершенно обескуражена и, главное, не представляла себе, куда ей идти, где жить, как и на что.

В связи с тем, что супруги имели несовершеннолетнего ребенка, да и обоюдного желания развестись не было, расторжение брака происходило в судебном порядке. Через месяц после подачи Сергеем искового заявления Ирина получила извещение о судебном заседании. Поскольку Ирина не дала добровольного согласия на развод, суд постановил перенести рассмотрение дела на три месяца с целью возможного примирения супругов. Сергей был в ярости. Он стремился как можно скорее освободиться от брачных уз и начать строить новые отношения. После заседания он пообещал Ирине превратить ее жизнь в «сущий ад». Первым делом он потребовал съехать с его квартиры. Чтобы оградить ребенка от безобразных сцен и нервных потрясений, Ирина оставила Егорку на несколько дней у подруги в надежде, что время пройдет и он «остынет». Однако придя с работы на следующий день, она обнаружила сумки со своими вещами в подъезде под дверью. Попробовала попасть в квартиру – не получилось. Ключ к замку не подходил, очевидно, что Сергей, воспользовавшись ее отсутствием, поменял замки. На звонки он не отвечал, стук в дверь также игнорировал.

Не ожидая, что муж ее вот так выгонит из дома, Ирина на какой-то миг хотела все бросить и действительно уехать на родину. Но подруга посоветовала обратиться в полицию, ведь она прописана в квартире, да и брак, в конце концов, пока еще не был расторгнут.

На этот раз Сергею пришлось уступить. Но, как говорится, ни мытьем, так катаньем он твердо решил выжить из дома свою пока еще жену. Не стесняясь ни Ирины, ни ребенка, он привел в дом свою новую избранницу. Окончательно убедившись, что развод неизбежен, и продлевать агонию не только бессмысленно, но и мучительно, Ирина согласилась расторгнуть брак.

Однако если в вопросе «разводиться или нет» согласие было достигнуто, и на опеку над сыном Сергей также не претендовал, то с разделом имущества дело обстояло значительно сложнее. Квартиру по праву он считал только своей и даже об отступных он больше не заикался. Другим спорным моментом стали непогашенные общие кредиты. Большая часть кредитов была оформлена на Ирину, поскольку в отличие от Сергея, получавшего «свои кровные» в конверте, у Ирины была стабильная работа с официальной, полностью «белой» заработной платой. Плазменная панель, холодильник, стиральная машина – все это было куплено в кредит, и пока речи о разводе не было, взносы аккуратно и своевременно вносил Сергей. Его зарплата хоть и была, что называется, «серой», но равнялась приблизительно трем, а то и четырем «белым» зарплатам Ирины. Приняв решение развестись, он прекратил и платить по кредитам, оформленным на жену, сочтя, что отныне это исключительно ее обязательства, к которым он не имеет отношения. Правда, ее в известность он не поставил. Поэтому когда из обоих банков, где Ирина оформляла кредит, ей позвонили с требованием погасить возникшую задолженность, она попросту растерялась. Ее преподавательской зарплаты хоть и хватило бы на то, чтобы вносить необходимую сумму, но на все остальное останется сущий мизер.

Практичная подруга, которая не раз помогала ей добрым советом, и на этот раз не осталась безучастной к судьбе Ирины. Она не только «приютила» ее у себя, но и нашла ей адвоката, очень толкового и грамотного по отзывам знакомых.

Сначала Ирине было крайне сложно рассказывать о личных проблемах, но профессионализм опытного адвоката включает в себе и умение «разговорить» даже очень скованного и зажатого клиента, создать атмосферу психологического комфорта, способствующую установлению откровенных и доверительных отношений. Так и здесь Ирина вскоре преодолела стеснение и рассказала адвокату о самом наболевшем. О том, как в одночасье лишилась практически всего.

Адвокат выслушал Ирину очень внимательно, время от времени задавая уточняющие вопросы по существу дела. Получив достаточно полное представление о происходящем, он, прежде всего, попытался успокоить отчаявшуюся женщину, кратко обрисовав ей их последовательные шаги и ожидаемый, вполне благоприятный исход. Впервые за последнее время «безнадежная» ситуация стала казаться ей не такой уж и безнадежной.

Адвокат пояснил Ирине, что поскольку квартира, в которой они проживали, была приобретена в период их брака и, тем более, право собственности оформлено на двоих, то данная жилплощадь является совместно нажитым имуществом, а поэтому подлежит разделу в равных долях. Более того, есть все перспективы увеличить ее долю в квартире, поскольку их общий несовершеннолетний ребенок останется жить с матерью, а, исходя из официально получаемого оклада Сергея, размер алиментов (даже при его добровольном согласии их выплачивать) будет слишком ничтожным. Этот факт является достаточно веским основанием для суда, чтобы принять решение об уменьшении доли экс-супруга в пользу Ирины.

И не имеет ровно никакого значения, кто и сколько вкладывал при покупке квартиры, поскольку все денежные средства являлись их совместным семейным бюджетом. Разве что если бы Ирина нигде не работала без всякой уважительной причины и полностью находилась на иждивении у Сергея, то такое обстоятельство при разделе еще могло бы сыграть ему на руку. Ну а здесь суд, с высокой степенью вероятности, встанет на защиту интересов матери и ребенка. Свои доводы и рассуждения адвокат подкреплял ссылками на соответствующие статьи Семейного кодекса РФ, в данном случае – статьи 39 СК.

Все остальное совместно нажитое имущество – бытовая техника, мебель и прочие предметы быта, ценные вклады и активы, банковские счета – все подлежит разделу в равных долях.

Что же касается долгов по непогашенным кредитам, то здесь тоже не все так однозначно и формула - «кто заемщик, тот и должник» - не совсем верна. Только если речь не идет о том случае, когда между супругами был заключен брачный контракт, согласно которому вся ответственность за принятые обязательства по кредитам ложится только на плечи заемщика.

Конечно, если обязательства по кредитам супруги принимали на себя совместно, становясь созаемщиками, и долги являются общими, то их раздел происходит пропорционально долям имущественного раздела, о чем говорится в третьем пункте статьи 39 СК.

Ну а как быть, когда кредит был оформлен только на одного из супругов? Как объяснил адвокат, в случае с долгами Ирины вступает в силу статья 45 СК (пункт 2), в соответствии с которой взыскание по финансовым обязательствам Ирины будет обращено на общее имущество супругов. Иными словами, долг по кредиту будет разделен между супругами, поскольку все полученные денежные средства были потрачены на приобретение бытовой техники, то есть, использованы на нужды семьи. В то время как долг Сергея по личной кредитной карте является финансовым обязательством только самого Сергея, и взыскание по этой задолженности может быть обращено лишь на его имущество, поскольку у него практически нет шансов доказать в суде, что наличные средства, снимаемые с личной карты, были также использованы на семейные нужды. И если бы Сергей при этом уклонялся от уплаты долга, а кредитная организация подала бы иск на взыскание задолженности, то при разделе имущества на его долю был бы наложен арест. К слову, адвокат уточнил, что в такой ситуации, даже если бы Ирина и Сергей не разводились, по иску банка все равно был бы произведен раздел их общего имущества с последующим описанием имущества должника и наложением на него ареста.

Ирина не хотела присутствовать на судебном заседании, не хотелось лишний раз встречаться с бывшим супругом и еще больше не хотелось снова обсуждать подробности своей семейной драмы. Но адвокат сказал, что ее присутствие не обязательно, поскольку он является законным представителем ее интересов.

Рассмотрение дела длилось менее месяца и, в итоге, суд постановил разделить между супругами их общее движимое и недвижимое имущество, а также, пропорционально полученным долям, произвести раздел долгов по потребительским кредитам, оформленным на Ирину. Что касается долгов по кредитной карте, суд признал нести по ним ответственность заемщику, то есть Сергею.

Рубрики: Закон и право

Leave A Reply

Your email address will not be published.