ЖУРНАЛ JV-journal

Самые совершенные знаки сочетают свойства иконы индекса и символа.

Научные работники считают, что самые совершенные знаки сочетают свойства иконы, индекса и символа, где иконические знаки - это образы прошлого опыта, индексы - восприятие здесь и теперь, а символы - словесные знаки, которые способны через их интерпретацию в сознании человека влиять на его поведение. То есть правовой знак, который воспроизводит что-то из правовой действительности, объединяет обозначаемое (икон), обозначитель (индекс) и значение (символ); и, чтобы понять этот правовой знак, надо знать, о каком "чем-то" идет (оно должно быть известно через имеющийся прошлый опыт) речь, уметь прочитать его индекс (через наложение своеобразного кода современности) и понимать смысл символа (сопоставляя значение обозначителя с конкретным обозначаемым). Например, называя правовой знак "смертное наказание", мы знаем, что идет речь о лишении кого-то жизни из-за того, что этот "кто-то" совершил тяжелое преступление; форма реализации такого наказания зависит от индекса современности (в эпоху Киевской Руси это могло быть волочение человека, привязанного к хвосту коня, утопление; в средневековье - сжигание; в ХVII -ХIХ веках - отсечка головы; в ХХ - расстрел или смерть на электрическом стуле и тому подобное). И эти два словесных знака, воспроизведенные буквами "с-м-е-р-т-н-о-е н-а-к-а-з-а-н-и-е", через интерпретацию в сознании разных социальных субъектов могут вызывать разные поведенческие реакции (у судьи - ощущение исполненной обязанности через установление справедливости, в исполнителя наказания - "должностную" повинность, у представителей пострадавшей стороны - ощущения реализованной мести, в родственников преступника - боль будущей потери, у священника - сожаление за еще одну потерянную душу, у кого-то - сочувствие, у кого-то - злость на жестокость закона и т. д.). Как видим, создание этого правового знака сопровождалось сочетанием двух функционально-семантических единиц (слов), которые несут смысловую нагрузку законного наказания через лишение жизни за совершенное преступление. Зато процесс восприятия этого знака предусматривает намного более сложный механизм.
Доктрине понимания словесных знаков положил начало еще Августин, который четко различал четыре операции, необходимые для толкования текста, - историю, этимологию, аналогию и собственный смысл слова. То есть, чтобы понять текст (слово), надо знать историю (последовательное развитие действий, событий, явлений, описанных в тексте, изменения, которые происходили в близлежащей реальности), выучить этимологию (происхождения слов и их родственные связи с другими словами), провести аналогию (выявить подобие, сходство между описанным и уже известным и имеющимся) и раскрыть собственный смысл описанного (понять значение).
В. фон Гумбольдт акцентировал то, что процесс создания естественного языка был стихийным и вместе с тем одновременным. Сумма всех слов, язык - это мир, который лежит между миром внешних явлений и внутренним миром человека. Причем отдельные слова формируются не изолировано друг от друга, а одновременно, поскольку лишь в своей взаимосвязи они способны представлять воссоздаваемую ими реальность. Аналогичным есть процесс создания правовых знаков, с одной лишь ремаркой, что они являются продуктом отдельного сегмента всей совокупности слов национального языка - профессионального языка.

Рубрики: СТАТЬИ ЮРИСТОВ

Leave A Reply

Your email address will not be published.