ЖУРНАЛ JV-journal

Слово как средство и орудие для конституирования и конституирования правовой действительности.

В отличие от лингвистов философы выделяют так называемые трансцендентальные обозначаемые, что фиксируют в своем содержании внетекстуальный референт как онтологический гарант определенности текстовой семантики. Мы не можем интерпретировать право, будучи поза им: текстовая семантика права не является одновременно ни автохтонной, ни автономной относительно его потребителей, ведь ее создал этот потребитель через привнесение в текст права культурно ангажированных (предварительно не характерных для этого текста) содержаний. Само слово становится средством и орудием для конституирования и конструирования правовой действительности.
Соответственно, правовую действительность можно трактовать как текст, который мы "читаем" (через созерцание), обозначаем определенными символами (буквенными или звуковыми) для передаваемости информации другим и понимаем информацию других (через расшифровывание их обозначителей). Обозначаемое как предмет объективной реальности единичное. Зато каждый субъект определения может создать свой обозначитель на воспроизводство его в языке (по-своему назвать), а каждый субъект восприятия этого обозначителя может предоставить ему новое значение (по-своему понять). Поэтому теоретически обозначаемое может иметь несколько обозначителей и значений. Но это достаточно усложнит процесс понимания между субъектами социо-нормативного пространства. Чтобы этого избежать, субъекты "договариваются" об определении предметов (событий, фактов, явлений и т. д.) одинаково понятными обозначителями. Как замечает М. Лебедев, языковые знаки функционируют вроде бы по определенному согласию об их использовании, что предопределенно низкой иконичностью знаков естественного языка. Именно поэтому, например, юридические термино-понятия являются наиболее понятными именно для юристов как членов одного речевого сообщества, одного функционально-семантического языкового поля.
При этом процесс определения кое-кто из научных работников называет простой идентификацией, но с по-разному проявляющимися основаниями. В таком случае идет речь о каузальном подходе к референции, что чрезвычайно распространен в аналитической философии языка. Здесь при идентификации объекта определения референцию рассматривают как речевую (текстовую) характеристику предмета по некоторым его признакам, которую можно применять в языке (вещании) вместо названия этого предмета. То есть форма подачи значения (другими словами, обозначитель) - это не только содержимое значения в определенном термине, но и способ выделения определенного предмета (явления, действия, события и т. д.) на основе знаний о нем, достаточных для его идентификации.

Рубрики: СТАТЬИ ЮРИСТОВ

Leave A Reply

Your email address will not be published.