ЖУРНАЛ JV-journal

Валютная ипотека – Как нас лишили жилья

Валютная ипотека.

Коротко: Взяли 2,8 млн. Выплатили 4,5 млн. Остались должны 6,7 млн по решению суда.

В 2006 году жильцы общежития проиграли в городском суде Санкт-Петербурга иск о признании сделки приватизации общежития незаконной. Нам и в Администрации Московского района Санкт-Петербурга, и даже из Прокуратуры постоянно намекали, что жить в общежитии нам осталось недолго.

Генеральный директор ООО Ужба постоянно искал кредитование под залог дома, во всех банках тряс судебным решением и говорил, что выгнать жильцов это дело техники.

Мы серьезно начали задумываться о том, где будем жить.

С моей будущей супругой в конце 2007 года мы решили взать ипотеку. Выбрали дом рядом с тем местом, где живет теща, застали строительство на стадии котлована.

Квартира стоила 3,5 млн рублей. У нас были 700000 на первый взнос. В тотм момент ипотеку в этом доме оформлял только один банк. Оценив наше заявку, банк одобрил нам рублевую ипотеку. Мы внесли первый взнос за квартиру и направились в банк за кредитом.

В день оформления в банке нам сообщили, что система скоринга немного поменялась и всю необходимую сумму 2,8 млн руб банк нам не может одобрить. Есть вариант взять на 400 000 руб меньше, либо оформить долларовую ипотеку, которую мы можем себе позволить, так как ставка в ней 12% против 17% в рублевой.

Так как дополнительные 400 000 нам брать было неоткуда, мы крепко задумывались над предложением банка взять валютную ипотеку.

Я очень хорошо помню свои мысли при принятии решения о том, чтобы согласиться на долларовую ипотеку.

во-первых, было начало 2008 года. 10 лет без кризисов, страна развивалась в правильном (как нам казалось) направлении, росли все показатели и по стране и по благосостоянию граждан.

во-вторых, у руля страны были вполне адекватные (как нам тогда казалось) люди, наконец-то наведшие порядок и задавшие вектор развития страны.

в-третьих, стабильность курса рубля была закреплена в законах и в Конституции РФ.

Често признаюсь тогда лично я был аполитичен. Я работал, начинал строить семью.

Глаза открылись в августе 2008 года, когда разразилась война в Южной Осетии. Причины мне опять же неведомы, а последствия ужасны и для многострадальной Грузии и для народа Ю.Осетии. В интернете много аналитики по этому поводу. Я говорю только о последствиях для моей долларовой ипотеки.

В марте 2008 года, когда мы брали ипотеку, курс был 23,76, в январе 2009 года курс был уже 35,81. Наш остаток долга вырос с 2,8 млн до 4,2 млн руб. И при этом сама квартира даже нам еще не была сдана.

Сделали срочный визит в банк, чтобы рефинансировать кредит в рубли. Нам отказали под предлогом отсутствия подобных программ в принципе. К сожалению тогда взять письменный отказ банка мы не догадались не представляли какое будущее нас ждет.

Рефинансироваться в других банках тоже было невозможно новый остаток долга в 4.2 млн требовал совсем других доходов, а они особо не изменились. Мы нашли пару вариантов рефинансирования в рубли, но в каждом максимальный срок нового кредита был 10 лет и платеж был в районе 70 тыс.руб против 40 тыс.руб,которые мы платили на тот момент. Новые платежи нам были бы не под силу.

Мы стали решать, делать ли ремонт, или продать квартиру без ремонта в ноль и выйти из ипотеки. Решили продать. Пол года продавали, но продать не смогли.

Внутренне смирились с новой стоимостью ипотеки, и начали все-таки кое-как делать ремонт.

Так как почти все средства уходили на гашение ипотеки копить не ремонт не получалось. Работы затянулись с 2012 по 2014 годы. Жить в этой квартире все это время с двумя детьми было невозможно. Мы жили в общежитии.

А в 2014 году началось то движение доллара, которое привело к невозможности вносить платежи по валютной ипотеке.

Наш платеж составлял 1250 долларов. При курсе доллара 75 рублей это больше 90 000 рублей каждый месяц. Совокупный доход семьи около 120 000 руб в мес. Полноценно жить на 30 000 руб в месяц в Санкт-Петербурге семье из пяти человек невозможно.

Мы обратились к банку письменно с просьбой привести кредит в те рублевые условия, которые были зафиксированы при подписании договора. Получили, естесственно, отказ и предложение перевести ипотеку в рубли по текущему курсу ЦБ и по текущей ставке банка 22% (на тот момент). Платеж бы составил 122 000 рублей. Я представляю, как они хохотали тогда.

В июле 2015 года мы подали на банк в суд. Основания нашего иска мнимость доларовости в ипотечной сделке и защита прав потребителей. В августе банк подает в суд на нас с требованием полного возврата кредита.

Мы проиграли наш иск, банк свой выиграл.

Суд присудил выплатить полную стоимость кредита 100 000 долларов США (6,7 млн руб на момент вынесения решения) реализовать квартиру, и остаток долга вернуть.

То есть если коротко мы взяли 2.8 млн рублей, а отдаем банку 10 млн руб. Даже если сейчас продадим (банк, либо мы) ипотечную квартиру, а красная ей цена с незаконченным ремонтом 4.5 млн рублей, то останемся еще должны 2.2 млн рублей.

В законе об ипотеке, конечно же написано, что обязательста ограничиваются предметом залога ипотеки, но с оговоркой, что если в договоре не предусмотрено иное. А у нас предустмотрено. Надо будет подавать новый иск и снова идти в суд, а что такое наш российский суд я прекрасно теперь знаю.

Вот такой многоходовочкой мы лишились ипотечной квартиры.

 

 

Рубрики: Общая категория

Leave A Reply

Your email address will not be published.