Вексель как кредитное и расчетное обязательство – Научно-популярный портал

Вексель как кредитное и расчетное обязательство.

Сфера внедрения векселя очень многообразна. Вексель выступает орудием платежа и кредита в отношениях меж разными организациями и гражданами. С помощью векселя происходит оформление обоюдной задолженности участников штатского оборота и ее погашение 2 . Векселя активно употребляются в банковских сделках. В одних ситуациях банки ведут учетные операции с векселями коммерческих организаций (дисконтирование), осуществляя преждевременный платеж в пользу векселедержателя с одновременной передачей банку прав по векселю. В других случаях банки без помощи других выпускают свои векселя. В конце концов, вексель обширно применяется во внешнеторговых отношениях, выступая предметом дисконтирования, аккредитива и инкассовых операций.

В текущее время главным источником вексельного права в РФ является Федеральный закон «О переводном и ординарном векселе» от 14 марта 1997 г. 3 (дальше — Закон о векселе). В согласовании с ним на местности Рф применяется постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. «О внедрении в действие Положения о переводном и ординарном векселе» (дальше — Положение) 1 , которое текстуально воспроизводит Единообразный закон о переводном и ординарном векселе (приложение № 1 к Женевской конвенции 1930 г.). Таким макаром, РФ, будучи правопреемником Союза ССР, заходит в число стран с унифицированной конвенционной системой вексельного права. В ряде других государств, формально не присоединившихся к Женевской конвенции 1930 г., используются, на самом деле, схожие национальные законы. Принципно другим является англо-американское законодательство о векселях, основанное на английском Законе 1882 г.

Термин «вексель» употребляется в 3-х значениях: ценной бумаги, однобокой сделки (выдачи векселя) и обязательства, появившегося из сделки.

Вексель как ценная бумага может статься см. вероятно обычным и переводным. В правоотношении, порождаемом обычным векселем, учавствуют, по последней мере, два лица: векселедатель (должник, плательщик) и векселедержатель (кредитор). Воззвание обычных векселей выстроено на базе правил о векселях переводных, за теми изъятиями, которые вытекают из природы последних (раздел II Положения). Так как в согласовании с Положением (п. 77) к обычному векселю, mutatis mutandis, используются правила о векселе переводом, что угодно|чего только нет следующее изложение будет выстроено на правилах о переводных векселях.

В переводном векселе фигура векселедателя разбита с фигурой плательщика, а поэтому обязательства, вытекающие из переводного векселя, связывают как минимум 3-х лиц — векселедателя, плательщика и векселедержателя. В силу исторических обстоятельств принятой стала итальянская вексельная терминология: переводный вексель носит заглавие тратта, векселедатель называется трассант, плательщик — трассат (после дачи согласия на оплату векселя он называется также акцептант), а векселедержатель носит имя ремитент. В любом векселе есть главный должник — векселедатель, который никак не может ограничить свою ответственность за платеж (п. 9 Положения), а также другие должники — трассат (плательщик) в переводном векселе после его акцепта, индоссанты и авалисты. Ответственность всех обозначенных лиц является солидарной.

Вексель и порождаемое его выдачей обязательство характеризуются качествами серьезной формальности и абстрактности. Формальность векселя состоит в том, что документ, в каком отсутствуют какие-либо элементы векселя, лишается вексельной силы. Абстрактность векселя обычно понимается в том смысле, что вексельное обязательство не связано с основанием собственного появления (какой-нибудь сделкой) и ничем не обосновано. Как следует, векселедержателю не могут быть противопоставлены возражения, которые вытекают из других отношений, имеющихся меж векселедателем, плательщиком и индоссантами (предыдущими держателями). Исключением является случай, когда векселедержатель, приобретая вексель, сознательно действовал во вред должнику (п. 17 Положения).

Недобросовестность векселедержателя налицо в ситуации, когда он специально заполучил вексель с целью неправомерного обогащения за счет должника (к примеру, получил вексель, не заполненный к моменту его выдачи, либо заполучил его в итоге сговора с предыдущим индоссантом, против прав которого у вексельного должника имеются весомые возражения). Спорным будет то, какова степень абстрактности вексельного обязательства: можно ли считать его абсолютно оторванным от основания выдачи применительно к хоть какому приобретателю векселя, включая даже первого векселедержателя, который получил вексель в связи с заключенным им с векселедателем контрактом. Другими словами, вправе ли векселедатель, заключивший в качестве покупателя контракт с векселедержателем (торговцем), отрешиться от платежа по векселю по мотиву неисполнения последним собственной обязанности передать вещь? Действующее законодательство о векселях не содержит ответа на этот вопрос. В литературе были высказаны разные суждения. С увеличением абстрактности вексельного обязательства возрастает оборотоспособность векселя, но падает защищенность сторон начального контракта, платеж по которому оформлен векселем. Подобные трудности могут появиться и при выдаче так именуемого «дружеского» векселя (не основанного на какой-нибудь сделке и без намерения платить по нему) в целях получения кредита под его учет в банке.

Передаваемость векселя связана с его качествами. Всякий вексель как ценная бумага может статься см. вероятно именным и ордерным. Предъявительские векселя з государствах, присоединившихся к Женевской конвенции, не допускаются. Хоть какой вексель, даже выданный без прямой обмолвки о предназначении другого управомоченного лица (приказа), подразумевается ордерным и передается средством индоссамента. В этом смысле обычный вексель не сводится к обыкновенной долговой расписке, которая не может передаваться по приказу и обычно не тянет солидарной ответственности подписавших ее лиц. Но вексель приобретает характеристики именной бумаги в силу учинения на нем слов «не приказу» либо близких по смыслу 1 . Как есть|во всем блеске вексель может статься см. вероятно передан только в форме и с последствиями общегражданской цессии (глава 24 ГК). В работе, посвященной ценным бумагам, М. М. Агарков считал, что применительно к векселям, имеющим обмолвку «не приказу», а также в отношении ряда других ценных бумаг следует употреблять термин «обыкновенная именная ценная бумага» в отличие от именных бумаг в узеньком смысле слова, которые владеют общественной достоверностью и требуют специальной записи в книжках (реестре) обязанного по бумаге лица. Хотя эта позиция и не отыскала воплощения в главе 7 нового ГК, аргументы ее приверженцев довольно убедительны. Современную интерпретацию этой теории можно отыскать в работах Е. А. Крашенинникова.