Вексель как обеспечительная сделка

Вексель как обеспечительная сделка.

Как понятно, вексель – это ценная бумага, составленная по установленной законодательством форме и содержащая безусловное (абстрактное) обязательство уплатить определенную сумму [1].

При всем этом существующая правоприменительная практика до недавнешнего времени исходила из того, что основанием выдачи векселя (каузой) может статься см. вероятно только валютное обязательство векселедателя перед векселедержателем. В неприятном случае, суды отказывали легитимному держателю во взыскании вексельного долга со ссылкой на «безденежность» векселя либо ... либо см. или на «безосновательность» его выдачи.

Согласно статье 17 Положения «О переводном и ординарном векселе» (утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 07 августа 1937 г. № 104/1341 – дальше «Положение») сведущее в чем-л. см. знаток, к которому предъявлен иск по векселю, вправе ссылаться на возражения, проистекающие из его личных отношений с легитимным векселедержателем, предъявившим данное исковое требование.

В п. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 июля 1997 г. № 18 «Обзор практики разрешения споров, связанных с внедрением векселя в хозяйственном обороте» обозначено последующее: «В абстрактном обязательстве кредитор не должен обосновывать наличие основания требования. Но если должник обосновал отсутствие основания вексельного обязательства и известность этого факта кредитору по связывающей их гражданско - правовой сделке, оснований для взыскания средств по векселю не имеется».

В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 33, Пленума ВАС РФ № 14 от 04 декабря 2000 г. «О неких вопросах практики рассмотрения споров, связанных с воззванием векселей» (дальше – «Постановление № 33/14») отмечается: «Лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа, если обоснует, что предъявивший требования кредитор знал либо был должен знать в момент приобретения векселя о недействительности либо об отсутствии обязательства, лежащего в базе выдачи (передачи) векселя, либо ... либо см. или получил вексель в итоге обмана либо кражи, либо ... либо см. или участвовал в обмане в отношении этого векселя либо его краже, либо ... либо см. или знал либо был должен знать об этих обстоятельствах до либо в момент приобретения векселя».

Как следует, при истолковании пт 17 Положения освобождение должника от обязанности платежа по векселю допускается только при совокупы последующих критерий:

- отсутствие легитимных оснований выдачи либо передачи векселя, а именно, завладение векселем нелегальным методом;

- криминальный умысел либо другая злонамеренность (последняя заведомая недобросовестность) в действиях векселедержателя, завладевшего векселем и предъявляющего его к платежу.

В других случаях, исходя из убеждений закона, основание выдачи векселя и информированность векселедержателя о таких основаниях вообщем не имеют значения.

При всем этом ни Положение, ни Постановление № 33/14, ни ГК РФ не устанавливают, что само по себе отсутствие встречного выполнения от получателя векселя делает сделку по выдаче векселя безосновательной.

Ввиду этого появляется вопрос, если вексель представляет собой абстрактное (безусловное) валютное обязательство, то почему в таком случае вексель не может статься см. вероятно выдан в качестве обеспечения векселедателем выполнения обязанностей третьего лица по какой-нибудь сделке?

В силу пп. 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ штатские права и обязанности появляются из договоров и других сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и других сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

Согласно п. 1. ст. 329 ГК РФ «исполнение обязанностей может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими методами, предусмотренными законом либо договором».

Таким макаром, действующее штатское законодательство не содержит запрета выдачи векселя в обеспечительных целях, в том числе в качестве обеспечения векселедателем выполнения обязанностей третьего лица перед векселедержателем.

Невзирая на это, еще несколько месяцев вспять не было судебной практики высших судов РФ касательно юридической силы так именуемых «дружеских» векселей (accommodation promissory notes), которые выдаются не в обмен на продукт либо средства, а в качестве обеспечения.

Представляя интересы собственного клиента в суде надзорной инстанции, юристам практики разрешения споров и медиации Пепеляев Групп удалось обосновать, что основанием выдачи векселя может являться обеспечительная сделка (см. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда от 21 июня 2011 г. № 16623/10 по делу № А40-120754/09-55-921 дальше также «Постановление ВАС РФ»).

Судами было установлено, что истец является легитимным векселедержателем обычных векселей, выданных личным бизнесменом–ответчиком третьему лицу. При пришествии сроков платежей векселя были предъявлены истцом векселедателю, но последним так и не были оплачены.

В процессе рассмотрения данного спора нижестоящие суды квалифицировали нареченные векселя как выданные безосновательно, так как у векселедателя (ответчика) отсутствовали валютные обязательства перед третьим лицом (первым векселедержателем) и истец типо знал о таких обстоятельствах. Ввиду чего истцу было отказано в ублажении исковых требований.

Соответственно, нижестоящие суды при рассмотрении данного дела придерживались того подхода, что единственным юридически реальным основанием (каузой) выдачи векселей может статься см. вероятно только валютное обязательство самого векселедателя, другими словами, заем (в том числе, по смыслу данного подхода, заем в виде отсрочки оплаты, которую должен произвести сам векселедатель).

Все же, Высший Арбитражный Трибунал в собственном Постановлении указал, что нижестоящие суды ошибочно объяснили положения п. 17 Положения о переводном и ординарном векселе. Также, Высший Арбитражный Трибунал разъяснил, что отсутствие валютного предоставления векселедателю на момент выдачи векселя не позволяет считать вексель выданным безосновательно, а деяния истца не должны квалифицироваться как совершенные с намерением причинить вред векселедателю.

При всем этом Высший Арбитражный Трибунал согласился с резоном истца о том, что исходя из убеждений русского законодательства на отсутствие легитимного основания выдачи векселя должны указывать последующие происшествия: недействительность либо отсутствие обязательства, лежащего в основании выдачи векселя; обманные деяния со стороны держателя векселя.

На основании материалов дела Высший Арбитражный Трибунал установил, что ответчик не один раз выдавал векселя компании - третьему лицу, генеральным директором и учредителем которого была жена ответчика. Эти векселя дальше передавались по залоговому индоссаменту истцу, поставлявшему компании – третьему лицу продукт с рассрочкой платежа. Меж третьим лицом и ответчиком было заключено соглашение, в силу которого последний выражал намерение предоставлять обеспечение по договорам, заключаемым этим обществом. Высший Арбитражный Трибунал оценил данные происшествия и сделал вывод о том, что легитимным основанием выдачи обозначенных векселей являлась обеспечительная сделка, согласно которой ответчик воспринимал на себя обязательства отвечать перед истцом за выполнение третьим лицом обязанностей по оплате приобретенных им продуктов.

Более необходимыми являются выводы Высшего Арбитражного Суда о том, что закон не ограничивает основания выдачи векселя; само по себе отсутствие валютного либо другого имущественного предоставления первым векселедержателем векселедателю в момент выдачи векселя не свидетельствует об отсутствии оснований для его выдачи и наличии обманных действий со стороны держателя векселя.

В связи с этим, Высший Арбитражный Трибунал в собственном Постановлении указал, что нижестоящие суды неправомерно пришли к выводу об отсутствии обязательства, лежащего в основании выдачи спорных векселей, потому что волеизъявление векселедателя указывало на его намерение возложить на себя безусловное обязательство по их оплате в качестве гарантии оплаты по договорам купли-продажи.

Обозначенное Постановление ВАС РФ имеет огромное правовое и экономическое значение. Неверный подход нижестоящих судов к юридической квалификации векселей, выданных в обеспечение обязательства оплатить поставленный продукт, нарушал права и легитимные интересы широкого круга участников хозяйственного оборота. Выдача векселя может служить неплохим методом обеспечения обязанностей для малого и среднего бизнеса: за выдачу банковской гарантии нужно платить, иногда много, а поручительство находится в зависимости от судьбы основного обязательства. Вексель же является безусловным обязательством уплатить, а его выдача ничего не стоит. Единственный риск для векселедержателя – это неплатежеспособность должника по векселю. Но этот риск не устраним также в случае с поручительством и носит не столько юридический, сколько экономический нрав.

Позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросу «дружеских» векселей, выдаваемых в качестве обеспечения, увлекательна предпринимателям и юристам государств – участниц Конвенции «О Единообразном Законе о переводном и ординарном векселе» (Женева 07.06.1930), так как русский высший трибунал, на самом деле, отдал свое истолкование пт 17 Единообразного закона о ординарном и переводном векселе, который совпадает с пт 17 действующего в Рф Положения о переводном и ординарном векселе.

В окончание отметим, что юристы практики разрешения споров Пепеляев Групп в конце 2011 г. также удачно окончили ряд судебных процессов в суде общей юрисдикции, предметом которых также являлось взыскание долгов по векселям, выданных в обеспечение выполнения обязанностей третьего лица.

Таким макаром, в реальный момент уже существует правоприменительная практика как арбитражных, так и судов общей юрисдикции, подтверждающая возможность выдачи векселя в целях обеспечения выполнения обязанностей.

[1] См. п. п. 1, 75 Постановления ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341 «О внедрении в действие Положения о переводном и ординарном векселе» (дальше по тексту – «Положение о переводном и ординарном векселе»), ст. 143 ГК РФ.