ВС дал разъяснения по переквалификации дел о мошенничестве и по бизнес-амнистии, Русь Сидящая

Русь Сидячая.

Официальный веб-сайт публичного движения "Русь Сидячая"

ВС отдал объяснения по переквалификации дел о мошенничестве и по бизнес-амнистии.

Верховный трибунал РФ сейчас опубликовал на собственном веб-сайте обзор судебной практики по применениюпрошлогодних поправок в Уголовный кодекс РФо дифференциации ответственности за разные виды мошенничества, а также июльского постановления Госдумы об амнистии по экономическим злодеяниям, утвержденный Президиумом ВС 4 декабря.

Как отмечает ВС по поводу внедрения поправок в УК РФ, новые уголовно-правовые нормы в ряде всевозможных случаев делают лучше положение лица, совершившего мошенничество в сфере экономической деятельности. В связи с этим в силу положений ст. 10 УК РФ в отношении таких лиц Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ имеет оборотную силу. В судебной практике появились вопросы внедрения нового уголовного закона в отношении лиц, отбывающих наказание либо отбывших наказание, но имеющих судимость.

Не считая того, проведенное выборочное исследование практики внедрения судами постановления об амнистии выявило ряд вопросов, требующих единообразного решения.

ВС, а именно, показывает, что при переквалификации содеянного со ст. 159 УК РФ на ст. 159.1 - 159.6 УК РФ в порядке выполнения приговора судам надлежит учесть последующие происшествия.

Отсутствие в приговоре указания на то, что мошенничество совершено в той либо другой определенной сфере (к примеру, в сфере кредитования, предпринимательской деятельности) само по себе не является основанием для отказа в приведении его в соответствие с новым уголовным законом. При решении вопроса о переквалификации действий осужденных со ст. 159 УК РФ на ст. 159.1 – 159.6 УК РФ суду следует учесть, в какой сфере совершено мошенничество, исходя из фактических событий дела, установленных трибуналом и изложенных в описательно-мотивировочной части приговора.

При определении сферы предпринимательской деятельности судам нужно учесть, что злодеяния, предусмотренные ст. 159 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность либо участвующими в предпринимательской деятельности, и эти злодеяния конкретно связаны с обозначенной деятельностью. При всем этом не имеет значения, каким образом осужденный поступил с похищенным имуществом (к примеру, присвоил для себя лично либо использовал для предпринимательской деятельности).

Разрешая вопрос о том, является ли деятельность предпринимательской, суды должны управляться п. 1 ст. 2 ГК РФ, в согласовании с которым предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на собственный риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от использования имуществом, реализации продуктов, выполнения работ либо оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

ВС уделяет свое внимание судов на то, что основанием для квалификации содеянного по ст. 159.4 УК РФ является не только лишь совершение мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, да и его сопряженность с намеренным неисполнением договорных обязанностей. Понятие и условия контракта, обязанностей, появившихся из контракта, регламентируются положениями штатского законодательства (гл. 9, разд. III, IV ГК РФ). Для квалификации содеянного по ст. 159.4 УК РФ не имеет значения, кто является другой стороной контракта (коммерческая организация, бизнесмен либо физическое сведущее в чем-л. см. знаток). Отсутствие в приговоре сведений о договорных обязанностях меж осужденным и потерпевшим служит основанием для отказа в ублажении ходатайства о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом.

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ по применению Федерального законаот 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ и постановления Гос Думы Федерального Собрания Русской Федерации от 2 июля 2013 г. № 2559-6 ГД «Об объявлении амнистии» можно ознакомиться тут .